Tарас Шевченко это – я

ноября 29, 2008         Автор:

Tарас Шевченко это – я, или альтернативный подход к восприятию классиков

Я сначала скажу в двух словах о себе, просто хотя бы для того, чтобы как-то соотнести между собой две прямые, находящиеся в абсолютно разных плоскостях. Эти прямые, собственно, “Я” и “разговоры о литературе”.

В общем-то, и единственная пятерка с минусом в моей школьной стабильно троечной (тег: море) истории изучения русского языка литературы была только одна, когда я, выбрав от безвыходности и незнания ничего из предложенного, свободную тему и написав сочинение по “Заповіту” я несказанно удивил учителя, который уже привык, что меня тошнит от всяких там “лучей света в темных царствах, образов Чичиковых, и чуваков с топорами и угрызениями совести”. Мне, пожалуй, и не поверили бы, что написал сочинение я сам, а не потырил из какой-нибудь книженции типа “100 сочинений на “отлично” “, если бы оригинал стихотворения не был бы по-украински (русского поэтического перевода я, понятно, не знал). В принципе, за это я и получил минус, так как предмет называется “русский язык и литература”:)
В общем, Вы, наверное, поняли, что буквоедом и ботаником я не был никогда и всегда предпочитал любому чтению тусовки, клубы, кино и веселые кампании, но Шевченко!!! Кобзарь выходит для меня за рамки представления о скучном предмете “литература” и чтении художественных поизведений вообще.
Шевченко вошел в мою жизнь гораздо раньше своих произведений. Причем, вошел на каком-то ассоциативно-подсознательном уровне. Бабушка рассказывала, что года в 3 я сначала был “бешеным конем”, потом “огненным быком”, а потом, забирая меня из яслей, воспитательница недоумевая объяснила ей, что я потребовал называть себя Тарасом Шевченко. А получилось это вот как. С детства, как любой нормальный украинец я обожал слушать и петь песни, особенно военные, а моя бабушка, как нормальная украинка не возражала, и мы с ней на пару пели “Там вдали за рекой догорали огни”, “Шел отряд по берегу”, “Наливаймо, браття”, “Їхав козак за Дунай” и многие другие, но особенно мне нравилась вот эта:

ГРЕНАДА

Мы ехали шагом,
Мы мчались в боях,
И “Яблочко”-песню
Держали в зубах.
Ах, песенку эту
Доныне хранит
Трава молодая -
Степной малахит.

Но песню иную
О дальней земле
Возил мой приятель
С собою в седле.
Он пел, озирая
Родные края:
“Гренада, Гренада,
Гренада моя!”

Он песенку эту
Твердил наизусть…
Откуда у хлопца
Испанская грусть?
Ответь, Александровск,
И, Харьков, ответь:
Давно ль по-испански
Вы начали петь?

Скажи мне, Украйна,
Не в этой ли ржи
————————–
ТАРАСА ШЕВЧЕНКО
————————–
Папаха лежит?
Откуда ж, приятель,
Песня твоя:
“Гренада, Гренада,
Гренада моя”?

Обратили внимание на выделенное?:) Вот именно потому, что мне дико нравилась эта песня, а имя Тараса – единственное, там упоминается, я и требовал, чтобы меня называли Тарасом Шевченко. В общем Вы поняли, что любовь к Кобзарю мне никто не прививал – она привилась сама абсолютно парадоксальным образом, когда я и не представлял, что Тарас Шевченко, то беж я:))), какой-то там Кобзарь, и живет в моем сердце до сих пор.

А теперь уже серьезно. О творчестве Тараса я узнал чуть в более старшем, но тоже раннем возрасте через любовь к песням, которые я бурчал везде: в школе, на тренировке, по дороге в школу и на тренировку, в транспорте, дома – вообще везде. Особенно мне нравились “Реве та стогне…”, “Ніч яка місячна”, “Гуцулка Ксеня”,”Як умру – то поховайте”, “Yeterday”, “Квіти мої діти”, короче, очень мне много чего нравилось, но факт, что 3-4 из них написал Тарас, чего я опять-таки пока не знал.
Классе в восьмом – девятом, когда у меня назло всей школе и родителям начало просыпаться хохляцкое национальное самосознание (именно хохляцкое, потому что расписывание в желтый и голубой цвета стен родной школы и рисование тризубов на столешницах парт я не могу назвать “украинским самосознанием”), я начал изучать хорошо подзабытый со времен жизни на Родине украинский язык и решил прочитать “Кобзаря”. Каково же было мое удивление и радость, когда выяснилось, что все это время наизусть знал первую страницу украинской классики:))) Тут я зауважал себя гораздо больше, а посколько немножко Шевченко, наверное, все еще жило во мне с трехлетнего возраста, естественно, гораздо больше я зауважал и Тараса.

Похоже, не получилось “серьезно” с первой попытки. Попробую еще раз. Сегодня, когда я знаю об Украине уже несоизмеримо больше, чем в возрасте четырнадцати и пятнадцати лет, и люблю ее любовью, которой можно любить только одушевленное существо, любовью, которая зародилась во мне не благодаря чьему-то влиянию, а как раз вопреки стремлению навязать мне необходимость любить эту ВЕЛИКУЮ, МОГУЧУЮ, НИКЕМ НЕ ПОБЕЖДЕННУЮ, НЕОБЪЯТНУЮ, ЖЕСТОКУЮ и, самое главное, такую ЧУЖУЮ, ЧУЖУЮ, ЧУЖУЮ для меня Россию. Россию, которую я боюсь за ее спящую, затаенную мрачно-угрюмую мощь, боюсь за ее холод и хмурое похмелье, боюсь мистической способности России делать из моих земляков самых страшных врагов моей Родины, боюсь потенциального “русского бунта” “бессмысленного и беспощадного”, боюсь русской власти потенциально еще более бессмысленной и беспощадной, причем боюсь не за себя или своих родных – мы люди мы можем убежать, уехать, улететь, а Украина не может. И я боюсь этого шантажа наставлением на нас ядерного оружия или отрезанием у нас куска территории. Мне это напоминает мужа-самодура, от которого из-за постоянных пьянок и побоев жена, которая давным давно его не любит, ушла к другому, более сильному и порядочному человеку, а он ему то ничего сделать не может – слабоват, а ей угрожает, мол, одна в позднее время не боишься возвращаться…
Тем не менее, я хорошо отношусь к России. Она дает возможность неплохо зарабатывать мне и моей семье, а там, где едят – не мусорят. Поэтому грубо, конечно, ассоциацию можно провести с родной матерью и порядочной мачехой, которая по отношению к твоей маме ведет себя не так, как следовало бы. Может, и твоя мама не права в чем-то, но она же ТВОЯ МАМА:)
К чему такое лирическое отступление? Мне кажется без него тяжело было бы понять, почему мне так близок Тарас. Он тоже дико любил Украину, но тоже должен был жить тут, в России, которую он тоже пытался заставить себя любить из какой-то благодарности, но не всегда получалось, и тогда и вырывалось подобное “Кохайтесь чорноброві та не з москалями …” Но это не значит, что он плохо относился к русским, и, тем более, не хотел, чтобы его боль от разлуки с Украиной эксплуатировала русофобская партия, печатая вырванную из контекста фразу по всему Львову, а юнцы, не понимающие Шевченко, не представляющие глубины его переживаний апеллировали к нему, оправдывая свой юношеский максимализм и сублимируя сексуальную агрессию (еще бы – кто этим клоунам даст) в ксенофобию.
Я сам живу на Урале. Екатеринбург находится недалеко от Оренбургской области, где в ссылке проводил долгие годы “Кобзарь”, тоскуя по Украине. Уверен, что еще и поэтому Шевченко для меня очень родной. Когда в другом городе или за границей я вижу памятник ему, ощущения такие, будто родственника встречаю. Шевченко для меня не то же, что Пушкин для русских. Пушкин какой-то очень крутой, что ли, их “Все”. Мы, наверное, более простой народ, и, честно сказать, не особо умеем преклоняться:) Уважать – да, любить безмерно – до, соглашаться во многом – разумеется, поражаться его гению и предвидению – еще бы, Кобзарь, действительно обладал даром, но при всей любви, я не могу сказать, что преклоняюсь перед Тарасом, и, почему-то считаю, что и ему бы этого не хотелось. Как-то не очень звучит, по-моему, “Шевченко – наше все”. Тарас Григорьевич, наверное, бы посмеялся.
И вот еще что: лет в 18-19 я достаточно много задумывался о смерти, о жизни после смерти и другой мистике и, конечно, страшно этого боялся, а потом как-то перечитал “Заповіт” и понял, что когда с комфортом, чтоб видно “і Дніпро і кручі”, да еще дома, не так уж оно и страшно, и отпустило:) – Спасибо Тарасу. Он самый лучший:)


Теги стиха: , ,

Оставить комментарий

Вы должны быть зарегистрированным или войти, чтобы оставить комментарий.

Тематика стиха: Байки из жизни


5 лучших авторов


Интересные статьи


Последнии комменты


  • Блоки

  •